Анекдоты про Чапаева

– А давайте все друг с другом поделимся! Васька колбасой, Иван пол–литрой, Петька огурцами!
– А ты чем поделишься?
– А я поделился идеей!

– А знаешь, Василий Иванович, что мне больше всего нравится в американском кино?
– Что, Петька?
– Хеппи энд!
– Что, что?
– Хеппи энд, ну, счастливый конец!
– Ты знаешь, мне тоже! Я тут вчера такое кино смотрел!
– Это ты, Василий Иванович, хеппи энд с порнографией путаешь!

– Анка! Ты как себя сейчас чувствуешь?
– Хорошо, Василь Иваныч!
– А нас с Петькой?

– Анка, а где Петька–то?
– Да на крыше антенну натягивает.
– А, ну ладно… Сказал Василий Иванович и подумал:
"Что за дурацкие имена пошли…"

– В атаку, Петька!
– Так ведь кризис, Василий Иванович?
– Точно, Петька! Тогда – по–пластунски и кричать – шепотом!

– Василий Ваныч! А что такое "стабильность"?
– Ну, это, Петька, когда ты как был денщиком, так и будешь им дальше, а я: как был комдивом – так и буду им тоже дальше…
– Но, Василий Иваныч? Ты ведь отнял дивизию у прежнего комдива, у которого был в денщиках?
– А я, Петька, не задавал ему глупых вопросов про стабильность.

– Василий Иванович Анка к белым ползет!
– Не стреляй Петька, это наше бактериологическое оружие!

– Василий Иванович! А рация у нас на лампах или на транзисторах?
– Повторяю для идиотов. Рация – на бронепоезде!

– Василий Иванович, а что такое БОБСЛЕЙ?
– Не знаю, Петька. Наверное что–то такое, что с бабами связано.
– А тут написано, что это СКОРОСТНОЙ СПУСК…
– Ну так, я ж и говорю, что с бабами связано.

– Василий Иванович, а что это за фигня?
– Это, Петька, железная дорога!
– А длинные, железные, это что?
– Это, Петька, рельсы!
– А деревянные, поперек?
– Это, Петька, шпалы!
– А на фига они?
– А это, Петька, чтоб рельсы на колеса не наматывались!

– Василий Иванович, Анка – провокатор!
– Не может быть, Петька, с чего ты взял?
– Иду я мимо бани, а оттуда Анка высовывается и руками машет.
Влетаю я в баню, а у них там партийное собрание.

– Василий Иванович, Анка вдруг беременной оказалась!
– Отлично, Петька! Родит ещё одного красноармейца.
– А если она от белого офицера забеременела?
– Хорошо, Петька! Не напрягаясь ещё одного беляка в плен возьмём.

– Василий Иванович, Анка–то блондинкой стала.
– Как это так, Петька?
– Да покрасилась.
– Этого еще не хватало. И так она у нас дура дурой…
– Дура–то дура, а только теперь вместо тачанки бронированный "Мерседес" требует.

– Василий Иванович, белого привезли !
– Сколько ящиков?

– Василий Иванович, белые пиво с раками пьют! Василий Иванович берет бинокль, долго и внимательно смотрит и говорит:
– Да нет, Петька, это у них рожи такие.

– Василий Иванович, белые сзади!!!
– Вперед, красные никогда не отступают!

– Василий Иванович, вот объясни, мне, что это за новые понятия такие: перестройка, гласность? – спрашивает Петька.
– Перестройка – это такое время, Петька, когда подарю я тебе, наконец, новую бурку, коня, шашку заморскую.
– Hу, а гласность, Василий Иванович?
– Это такое, Петька, время, когда говорить можешь все, что хочешь.
– Как ? И о тебе тоже, Василий Иванович?
– И обо мне тоже можешь.
– И ничего мне за это не будет?
– Hет, Петька, ничего: ни бурки, ни коня, ни шашки заморской.

– Василий Иванович, вот скажи: почему Россия с населением 140 млн человек проигрывает в футбол Словении с населением 3 млн человек?
– Потому, Петька, что найти хорошего футболиста среди 140 млн человек в 46 раз труднее, чем среди 3 млн!

– Василий Иванович, вы почему такой грустный ?
– Петька помер…
– Тю ! А чего ?
– Током убило.
– А как ?
– Аккумулятор на голову упал.

— Василий Иваныч! Белого лазутчика поймали! Говорит по-французски, якобы француз, но шел со стороны Саранска! У самого харя мордовская, винищем прет за километр и паспорт российский… В расход?
— Не надо, Петька! Это новый министр культуры Мордовии.

Загрузка...